June 1st, 2011

Больше 100 не собираться.

Такую формулировку придумал в протоколе мне майор Козуля из Пресненского ОВД.
Если хотите дословно: " 31 мая 2011 г. в 18.30 гражданин Щедрин Д.Б. по адресу: г. Москва, Триумфальная площадь д.6, д.1 нарушил порядок проведения митинга, так как находился в группе граждан количеством около 100 человек, проводивших несанкционированный митинг. На требования прекратить противоправные действия и покинуть Триумфальную площадь не реагировал."
Вот так вот. В чем же собственно заключались мои противоправные действия, кроме того, что я находился не в том месте и не в то время, да еще и в группе граждан количеством 100 человек, ни майор Козуля А.И., ни лейтенант Колесников С.И., непосредственно задерживающий меня, ответить не удосужились. "Вам в суде все разъяснят".
Первоначально был другой протокол, оформленный по припасенному для таких случаев образцу. Там про скандирование "Россия без Путина", "Долой полицейское государство", демонстрацию соответсвующих плакатов и растяжек. Увидев явную нестыковку с моим объяснением, что я ничего не скандировал, ничего не демонстрировал, а занимался фотосъемкой, майор Козуля А.И. протокол порвал, переписав формулировку на "находился" и  заменив на всякий случай  судебный участок с четырехсоткакого-то на "любимый" оппозиционерами 369-й. Образец не помог. 


В этот раз под "горячую руку" полиции попали не только митингующие, но и блогеры-фотографы, видеооператоры, а также случайные люди.

Collapse )
существо

акция за инклюзивное образование

вчера, 31 мая, с 12 до 14 часов, на Пушкинской площади прошла ежегодная акция благотворительной организации "Перспектива" под названием "дети должны учиться вместе", направленная на инклюзивное образование детей.



Collapse )

Врачебная ошибка, врачебная ошибка, ..... А остались ли профессионалы от медицины?

Originally posted by odinoki_samuray at Врачебная ошибка, врачебная ошибка, ..... А остались ли профессионалы от медицины?
Наталкиваешься порой на историю одной ошибки и вспоминается все.
И тотальная наркомания среди студентов-медиков моего возраста.
И очевидная коррупционная составляющая процесса обучения медиков. Ведь ТюмГМА - единственный вуз города, в котором не было громких дел о взятках.
И очереди в поликлиниках, возникшие по результатам оптимизации отрасли.
И слухи о том, что губернатор наш бухает, о Москве мечтает, а на дела в области х** положил.
И то, что премьер у нас не знает реальную зарплату врачей, а только "среднюю по больнице", но при этом зовет их в ОНФ своего имени.
......
Ну да ладно, так и договориться можно.
Ознакомьтесь сами.
Делайте выводы.
......
Ниже собственно сама история:

Родственники молодой девушки из Тюмени Ольги Емельяновой, ставшей жертвой, как они считают, тотальной некомпетентности врачей, обратились к властям с просьбой разобраться в причинах трагедии. Как говорится на одном из местных блогов, брат погибшей направил заявление в следственное управление СК РФ Тюменской области, в котором потребовал провести проверку и возбудить уголовное дело по факту гибели его сестры. Аналогичный документ был направлен на имя главного федерального инспектора Тюменской области Андрея Руцинского.

22-летняя Ольга Емельянова скончалась 1 мая в реанимации ОКБ №2 Тюмени. Девушка почувствовала первые признаки недомогания в начале января текущего года. Как только закончились новогодние каникулы, Ольга пошла в поликлинику №10, к участковому терапевту Любови Липатовой. Для того чтобы установить диагноз, потребовались консультации других специалистов: ревматолога, невролога, эндокринолога. Через пять дней в той же поликлинике девушке сделали ЭКГ. Результат оказался странным: Т-зубец ушел в кардиограмме вниз, что говорит о выраженной ишемии. Врачи удивленно предположили, что прибор вышел из строя, ведь у 22-летней девушки ишемия невозможна. Скорую помощь ей так и не вызвали. Контрольную ЭКГ тоже не сделали. Отправили на консультацию к сердечно-сосудистому хирургу в первую областную больницу, который в итоге не сумел поставить диагноз.

Через два дня у Ольги побелели подушечки пальцев, она почувствовала в них сильное покалывание. Мама девушки, Тамара Емельянова, позвонила в службу скорой медицинской помощи, но в выезде оператор отказал: «Вызывайте участкового врача».

Сорокина, терапевт все той же поликлиники №10, пришла на дом к Ольге в тот же день. Диагноз до сих пор не был установлен. Однако Сорокина назначила Ольге никотиновую кислоту, выписала направление к неврологу Наталье Важениной в областную клиническую больницу восстановительного лечения (ОКВБ). Важенина поставила диагноз – синдром Рейно. И только после того как родная тетя Ольги (медсестра со стажем более 30 лет) предположила, что настоящий диагноз – системная красная волчанка (СКВ), Важенина отразила в «Заключении» СКВ под вопросом. Однако направление на прохождение «волчаночных» анализов она так и не дала.

Пациентка обратилась в ОКБ №1, сдала кровь на LE-клетки (этот тип клеток вырабатывается только при СКВ и обнаруживается лишь примерно в половине случаев). Клетки LE обнаружены не были. К этому времени у девушки появилась сыпь на лице и руках в форме «бабочки» (прямое указание на волчанку), уши сменили цвет с телесного на бордовый, на нёбе выступили мелкие болезненные язвы. Через 10 дней, когда стало ясно, что лекарства, прописанные врачами, не помогают, Ольга пошла на прием к дерматологу, который выписал ей мазь «Преднизолон». После применения мази «бабочки» пропали, а язвы нёба так и остались.

В конце марта из-за отсутствия лечения девушка почувствовала себя еще хуже: температура ее тела колебалась в диапазоне от 37,7 до 39,4 градуса. Такая температура сохранялась три недели. Врачи снова назначали сдачу крови на общий анализ. Кровь у пациентки к этой стадии болезни было трудно забрать, вены будто стали пустыми. Результаты анализа были изучены ревматологом поликлиники №10 Ольгой Новосёловой. Результат был получен 1 апреля, однако в этот день Новосёлова не приняла пациентку, мотивируя тем, что рабочий день у нее уже закончен, и отправила снова к терапевту Любови Липатовой. К слову, запись на прием Липатовой была на 5 апреля – не раньше. Все это время Ольгу никто не наблюдал на дому. Лишь приходила участковая медсестра – ставить уколы никотиновой кислоты.

Все это время Ольга Емельянова пролежала дома с высокой температурой. В ночное время, по словам ее родных, Ольге было очень плохо: сильный кашель и жар не давали ей покоя. Мама Ольги практически круглосуточно не могла позволить себе уснуть – ухаживала за дочерью. 5 апреля терапевт 10-й поликлиники Любовь Липатова дала Ольге направление на посещение ревматолога Новосёловой – на 15 апреля. Спустя 10 дней, которые девушка провела без лечения, ревматолог Новосёлова поставила диагноз – СКВ, но все под тем же вопросом, что и Важенина. Снова были назначены анализы, теперь к ним были добавлены биохимическое исследование крови, а также рентгенологические исследования рук, ног, грудной клетки (первоначальное подозрение врачей пало на пневмонию, но она не подтвердилась).

19 апреля Ольга Емельянова обратилась за помощью в ОКБ №1, к ревматологу Юлии Пахтусовой, которая назначила пациентке все тот же «преднизолон», только не в мази, а в таблетках – назначила в минимальной дозе.

25 апреля был повторный прием у Юлии Пахтусовой, на котором мать Ольги, Тамара Емельянова, попросила госпитализировать ее дочь, поскольку состояние Ольги постоянно ухудшается. Пахтусова отказала в госпитализации без объяснения причин. С 25 апреля по раннее утро 1 мая у Ольги было незначительное улучшение состояния: температура тела снизилась, она могла передвигаться по квартире. Однако ранним утром 1 мая температура тела Ольги Емельяновой вновь поднялась до 39 градусов, вернулись все симптомы СКВ. Вызвали скорую помощь, однако снова получили отказ в выезде. В 10 часов утра Тамара Емельянова снова позвонила в скорую и настояла на том, чтобы бригада выехала и оказала помощь Ольге. Бригада, при том, что ее вызвали в 10 утра, приехала только к полудню. Мать и дочку увезли в Патрушевскую больницу – ОАО «МСЧ «Нефтяник», так как эта больница была дежурной. Здесь у девушки снова взяли общий анализ крови, провели компьютерную томографию легких. Врач Чуракова отказала Ольге Емельяновой в госпитализации, заявив, что Ольга – молодая девушка и с ее болезнью не умирают. Температуру сбили неизвестным препаратом, который пациентке ввели внутримышечно. После этого температура с 39 градусов резко упала до 35,7. Тамара и Ольга Емельяновы самостоятельно добирались до дома, где Ольга впала в полубессознательное состояние. Температура снова повысилась – на этот раз до 40,3 градуса.

В половине шестого вечера была вновь вызвана скорая помощь. В шесть вечера Ольгу на носилках доставили в приемное отделение ОКБ №2, в котором она провела около двух часов. В реанимации Ольга Емельянова оказалась лишь к 21 часу. За это время реаниматолог успел поругаться с дежурной по реанимации, поскольку та категорически отказывалась принимать молодую пациентку. В итоге родственникам удалось «выбить» место для Ольги. Однако в 21 час 35 минут Тамаре Емельяновой сообщили, что ее дочь умерла.

Источник: Информационное агенство УрФО - URA.RU
существо

Митинг "Образование - право, а не услуга!" в день защиты детей

сегодня на пушкинской площади прошёл митинг не то, чтобы в защиту детей, но в защиту образования для детей.
также его можно было бы назвать митингом против фурсенко.


вся информация о митинге здесь: http://www.facebook.com/event.php?eid=154947017904009
Collapse )